Все книги > Русский диверсант Илья Старинов

1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
...
83
  Перейти: 

Школа железнодорожных техников помещалась в Воронеже.

Наученный горьким опытом, Илья Григорьевич засел за алгебру и геометрию, повторил весь курс и вступительные экзамены сдал на «отлично».

В сентябре его зачислили в курсанты. Первым делом оказалась заготовка дров. С топливом по всей стране было туго. Воронеж исключения не составлял. Школа помещалась в кирпичном здании. Стекол в окнах почти не было, и оконные проемы забивали досками, между которыми шелестели сухие листья и опилки.

Паек был скудный, а курсанты еще добровольно отчисляли часть продуктов в пользу голодающих Поволжья.

В школе преподавали замечательные учителя — главным образом, инженеры из Управления Юго-Восточной железной дороги.

В те годы существовало повальное увлечение коммунами. Возникли коммуны и в воронежской школе военно-железнодорожных техников. Члены коммун вместе занимались, делились всем, что имели.

Старинов поставил себе цель — сдать экстерном в январе 1922 г. за второй семестр первого курса и за первый семестр второго. Закончить двухлетнюю школу за год. Одни преподаватели сомневались в успехе такого предприятия, другие — поддерживали его.

Дней отдыха не стало. С неимоверным трудом Старинов догнал второй курс и тогда принял еще одно решение — закончить учебу на «отлично». И он получил по всем предметам высшие оценки. За что был награжден в день выпуска именными часами.

Незадолго до перехода на второй курс Илью Григорьевича, как фронтовика и отличника, приняли кандидатом в члены Российской коммунистической партии большевиков.

Осенью 1922 г. Старинов окончил школу военно-железнодорожных техников и получил назначение в г. Киев, в 4-й Коростенский Краснознаменный железнодорожный полк.

В то время вблизи городов и сел находили большое количество зарывшихся в землю, неразорвавшихся бомб и снарядов. Подрывной команде Старинова дел хватало.

Осторожно откапывали губительные находки, отвозили в безлюдные места и уничтожали.

Илья Григорьевич пользовался каждым случаем, чтобы исследовать устройство взрывателей. Начал делать первые опыты по выплавлению взрывчатки из бомб и снарядов и убеждался, что это вполне безопасное и выгодное мероприятие. А нужда в тринитротолуоле была очень велика. Особенно весной, когда нужно подрывать ледяные заторы, угрожающие железнодорожным мостам.

Уже в ту пору Старинов впервые задумался над созданием портативных мин для подрыва вражеских эшелонов.

Еще в годы гражданской войны Илье Григорьевичу довелось познакомиться с устройством громоздких, сложных противопоездных мин замедленного действия, которые называли тогда «адскими машинами». В инженерном батальоне было несколько таких мин. Саперы поставили только одну из них на участке Батайск — Ростов. Остальные впустую провозили всю гражданскую войну в обозе. Не такие неуклюжие махины были нужны Красной Армии!

Старинов начал регулярно читать военные журналы, изучать минно-подрывное дело, пополнять знания и опыт, полученные на войне и в школе.

Жизнь в стране постепенно улучшалась. Начался новый, 1924 г.

* * *

Как-то Старинова вызвали к комиссару полка. Последний указал на стул.

— О нашем разговоре не должен знать никто, — предупредил он. — Из штаба округа поступило приказание выделить опытного командира-подрывника для выполнения специального задания. Мы с командиром полка решили рекомендовать вас.

Через час после разговора с комиссаром Илья Григорьевич уже запирал замки чемодана.

В служебном вагоне все выяснилось. Комиссия под председательством Е. К. Афонько, в которую был включен и Старинов, должна работать под непосредственным руководством командующего войсками Украинского военного округа И. Э. Якира. Работа была связана с укреплением приграничной полосы. Предстояло обследовать железнодорожные участки на границах с Польшей и Румынией, подготовить их к разрушению в случае внезапного вражеского вторжения. Старинов в комиссии оказался единственным командиром-подрывником. От него ждали предложений по созданию заблаговременных минных устройств.