Все книги > Русский диверсант Илья Старинов

1
...
74
75
76
77
78
79
80
81
82
83
  Перейти: 

Ему с группой удалось бежать. Опыт и знания Дьяченко весьма пригодились. В начале 1944 г. он командовал русским партизанским батальоном в составе 18-й ударной бригады НОАЮ. У него на вооружении, кроме винтовок и автоматов, находились ручные и станковые пулеметы, ПТР, ротные и батальонные минометы.

Весть о делах «русского» батальона разнеслась не только по словенскому Приморью, но и за его пределами. В составе 18-й бригады он успешно совершал рейды даже по северо-западным районам Италии.

Опыт действий «русского» партизанского батальона, выросшего в ударную бригаду на территории Югославии и Италии, показал, как велики были возможности в борьбе с врагом в его тылу.

Трудным испытанием для Старинова стали приемы, устраиваемые военными миссиями Англии, США, СССР. Чего стоила одна только подготовка к этим приемам, уже не говоря о том, как надо было ловчить, чтобы поменьше пить.

Он пил мало и только тогда, когда уже совсем нельзя было отказаться, прибегая к различным ухищрениям, чтобы вместо спирта пить воду.

В Белграде на одном из таких банкетов, устроенном Тито, он оказался вместе с сыном Черчилля, который все удивлялся, что Старинов не пьет водку.

— Полковник! Все пьют водку, коньяк и вино. Вы комбинируете и уклоняетесь от выполнения своего гражданского долга. Видите, я выпиваю свой бокал полностью, — заметил Рэндольф Черчилль.

— Свою норму я выпил, — ответил Илья Григорьевич.

В середине ноября 1944 г. начальника миссии генерал-лейтенанта Корнеева и полковника Старинова отозвали в Москву. В Югославии они проштрафились. Корнеев передал часть имущества, захваченного Красной Армией, штабу Тито. Об этом было доложено куда следует.

Вернувшись в Москву, Старинов поступил в распоряжение Разведуправления Министерства обороны. Начальник управления с ним даже не разговаривал после досадной «промашки». Его вызвали в Главное управление кадров. Здесь Старинова принял генерал Ф. И. Голиков, который был также недоволен тем происшествием.

— Не выполняя точных директив, вы проявляете излишнюю торопливость, а сейчас конец ноября 1944 г. Наши войска освободили весь Советский Союз. — Затем продолжил: —Куда же вас направить? Все должности заняты. Партизанской войной вам заниматься уже нечего. Штабы сокращаются. Есть запрос Главного дорожного управления на опытных минеров, которые должны заниматься разминированием в тылу наших войск. Короче, наши войска ушли вперед, а в тылу осталось большое количество немецких мин. Они продолжают взрываться и наносить урон. Вот организуйте себе такую команду и идите в распоряжение начальника Главного дорожного управления.

Так поздней осенью 1944 г. Старинов получил назначение в Главное дорожное управление Красной Армии для организации разминирования дорог на территории Германии.

Это было не самое лучшее назначение, но довольно ответственное и хлопотное.

По мере освобождения советской территории от врага усилилась минная война. Гитлеровцы минировали железнодорожные пути, мосты, станционные устройства, другие железнодорожные объекты, а также устраивали завалы. На каждом шагу наших воинов, особенно восстанавливавших пути сообщения, подстерегала опасность.

Очищение от мин освобожденных железных дорог и близлежащей полосы от устроенных противником заграждений стало одной из важнейших задач советских войск.

Старинову же, кроме этого, в 1945–1946 гг. пришлось заниматься вопросами извлечения уцелевших замаскированных МЗД в условиях активного действия националистических банд. Фактически сложилась ситуация, аналогичная началу 20-х годов, когда на территории собственной страны приходилось бороться с активно действующим врагом, не исключая возможности установки националистами противопоездных или автомобильных мин. Создать сплошную оборону в зоне действия националистических банд было невозможно. Поэтому пришлось возвратиться к опробованным в 20-е годы методам. Советские саперы не только обезвреживали мины, но по ночам устанавливали мины-ловушки против националистов на подходах к станциям и водокачкам. Утром эти мины снимались или приводились путем отключения от питания в безвредное состояние.