Все книги > Русский диверсант Илья Старинов

1
...
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
...
83
  Перейти: 

Первую статью приняли, а вторую редакция возвратила Старинову с замечаниями Д. М. Карбышева.

Рецензия была глубоко аргументирована. Возражать против доводов Д. М. Карбышева Илья Григорьевич не мог. Карбышев справедливо писал о необходимости дополнительной проверки массового поточного подрыва рельсов двухсотграммовыми толовыми шашками, о необходимости тщательного обеспечения безопасности не только подрывных команд, но и войск, находящихся вблизи разрушаемой железной дороги.

Илья Григорьевич понял, что не сумел добротно написать статью. И теперь, приближаясь к Москве, он думал о встрече со своим рецензентом.

Вдоль улиц густо дымили асфальтовые котлы — приводились в порядок мостовые и тротуары. На самых высоких зданиях висели рекламы ГУМа и Моссельпрома. Попадались легковые машины, но все иностранных марок. Легковых машин в СССР тогда еще не производили.

В издательстве журнала «Война и техника» Старинову пояснили, что Карбышев — крупный военный специалист, начальник кафедры Военной академии имени Фрунзе. Что он являлся участником русско-японской войны, прошел империалистическую, дослужился до полковника в царской армии. Всю гражданскую войну, с первых дней, воевал против белогвардейцев.

Старинов был смущен. Может быть, его статья показалась Карбышеву детским лепетом и ученый не разнес ее в пух и прах только из вежливости?

Сотрудник редакции предупредительно встал, увидев входящего в комнату сухощавого человека лет сорока пяти. Тщательно причесанные редкие волосы его были чуть тронуты сединой. С узкого лица строго смотрели серые, кажущиеся холодными глаза. В петлицах хорошо сшитой шинели два ромба.

— Карбышев, — крепко пожав руку Ильи Григорьевича, сказал он. По просьбе Дмитрия Михайловича Старинов рассказал об опытах массового подрыва рельсов поточным способом.

Этот способ вдвое сокращал расход взрывчатых веществ и почти в пять раз увеличивал производительность подрывных команд по сравнению со способом, описанным в Наставлении по подрывному делу.

Поточный способ подрыва являлся детищем Старинова. Естественно, что он увлекся.

Карбышев слушал внимательно, не перебивая. Когда Илья Григорьевич закончил, он сказал:

— Все делали правильно, но ваш опыт подрыва, хотя и значителен, остается опытом мирного времени. А в мирное время допускается много условностей, которых не будет на войне. Следовательно, поправки придется вносить на ходу. Работали вы в основном с модельными шашками. Стало быть, каков будет эффект от массовых взрывов зарядов, от разлета осколков рельсов, вы сказать не можете. А знать это надо. Могу посоветовать лишь одно: дополните свои опыты, проводите тренировки и ночью, надежно обеспечив безопасность, взрывая боевые заряды. Если проверка подтвердит вашу правоту — можно будет рекомендовать поточный способ войскам. Но проверка должна быть тщательной!

Дмитрий Михайлович поинтересовался, где учился Илья Григорьевич, спросил, как обстояло у него дело с учебой теперь, есть ли в железнодорожных частях пособия, необходимые для красноармейцев.

Рабочий день в редакции давно закончился, а разговор все продолжался.

Наконец Дмитрий Михайлович встал и пожелал Старинову успехов в его минно-подрывной деятельности.

В тот далекий вечер первой встречи с Д. М. Карбышевым Илья Григорьевич был счастлив, что с ним доверительно беседовал такой человек, что он не отмахнулся от его работы, благословил на поиски.

В 1934 г., будучи в Москве на учебе в Военно-транспортной академии, Старинов без предупреждения зашел на работу к Дмитрию Михайловичу Карбышеву. Он принял его как старого, доброго знакомого. Выслушав соображения об инженерных минах различного назначения, в особенности о минах замедленного действия, Карбышев заинтересовался ими.

— Вам надо написать на эту тему диссертацию! — горячо убеждал он Илью Григорьевича. И это сбылось, но несколько позже.

После учебы Старинов возвратился в полк бодрый, полный новых планов и, конечно, новых надежд.

* * *

Учитывая возможность нападения на СССР агрессора, Центральный Комитет партии поручил Народному комиссариату по военным и морским делам заблаговременно осуществить меры, повышающие обороноспособность социалистического государства.