Все книги > Русский марш. Записки нерусского человека

1
...
7
8
9
10
11
12
  Перейти: 

— Спасибо Магомет, все хорошо, как сам?

— Слава Аллаху, все нормально. Когда в гости приедешь, а то все обещаешь и обещаешь…

— Так не спокойно у вас, война вроде идет.

— Э… всем скажешь я к Магомету в гости, никто не тронет … меня все знают …

После госпиталя в форме десантника с новеньким орденом Красной Звезды он приехал в отпуск, в родные горы. Первый из послевоенных героев. Как им гордилась его родня и весь его аул и тогда в Дагестане каждый аварец знал, этот воин Магомет — сын нашего народа. После армии он стал работать милиционером не «ментом», не «легавым», не «мусором», обычным участковым, потом пошли повышения в звании и должности, он и сейчас служит … отец пятерых детей.

— Слушай, Магомет, а ты не боишься, что сейчас убьют? У вас же ментов во всю стреляют.

— У нас в горах тихо, — звучит в аппарате спокойный голос, — это там в городах все делят, а у нас чего делить? Все друг друга знают. Самое главное, ты с людьми по хорошему, по справедливости, и они тебе тем же ответят. С Новым Годом, брат!

— С Новым годом …

Этот не молодой аварец, этот давно уволенный (демобилизованный) советский солдат, хорошо знает как нам не убивать друг друга. Может хоть кто-то послушает и его слова? Русские и народы Кавказа, еще есть время остановится …

В следующее десятилетие в новый год мы идем как по минному полю. Взорвемся или нет? Никто не хочет подрыва, никто не хочет умирать, но мины ловушки расставлены на каждом шагу и мы идем потому, что не можем не идти и потому, что больше нам идти некуда.

Мне приходилось ходить и ползать по настоящим минным полям, пока еще жив. Любое поле можно разминировать, любую мину обнаружить и обезвредить. Вот только кто это будет делать?

И закончить эти не веселые записки не русского человека я хочу словами русского офицера, писателя гуманиста и патриота:

«…благо тому народу, который в минуту испытания, не спрашивая о том, как по правилам поступали другие в подобных случаях, с простотой и легкостью поднимает первую попавшуюся дубину и гвоздит ею до тех пор, пока в душе его чувство оскорбления и мести не заменяется презрением и жалостью»

Лев Николаевич Толстой «Война и Мир»