Все книги > Русский язык при Советах

1
...
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
...
125
  Перейти: 

desorganisateur – (ср. с рус. «дезорганизатор»).

Исключительно активным как в отношении лексико-семантического охвата, так и в отношении охвата всевозможных грамматических категорий, проявили себя новообразования с суффиксами -ier, -iser, -isme, -isation, -iste и множеством других, например:

classifier, democratiser, journalisme, fraternisation, alarmiste -

(что касается последних двух слов, то в русском языке

революционного периода наблюдаются калька «братание»

и синоним «паникёр»).

Много старых слов доосмысливались новыми понятиями;

возьмем хотя бы следующие:

reaction – ранее только физический или химической термин,

после 1789 г. – синоним контрреволюции;

regime – ранее только «ordre, regle, administration», после 1789 г. – политический режим;

citoyen – ранее житель города, после 1789 г. – вытеснившее «monsieur»;

lanterner – ранее «быть нерешительным, колебаться», после 1789 г. – вешать на фонарном столбе.

В связи с последним словом можно указать и на чисто грамматический сдвиг, – некоторые глаголы перешли из непереходного состояния в переходное. Наряду с «lanterner», ставшего требовать объекта, назовем и «moraliser», до Великой Французской революции означавшего «говорить о морали», а позже приобретшего значение «делать моральным», напр., «moralizer la societe».

Эта полисемия, как мы знаем, перешла и в другие языки, и в аналогичные революционные эпохи, в частности в революцию 1917 г., отодвинула старые значения, сделав именно эти новые почти монопольными в широком массовом употреблении, как, например, в слове «ударник».

Для языка Великой Французской революции очень характерно и сложение слов – имен существительных с именами прилагательными, как, например: anglo-chouan, aristo-felon, предвосхитившее образование в русском языке таких слов, как «белофинн», «социал-предатель» и даже «чехо-собака» (последнее отмечено С. Карцевским в его книге «Язык, война и революция», стр. 64).

Конечно, после 1789 г. во французском языке появились и совершенно новые слова, такие как tutoyer (обращаться на «ты»); se monsieriser (обращаться с приложением Monsieur вместо «citoyen»); societaire (ср. с рус. «общественник»); англицизмы – session, jury; decade (~philosophique ср.: «декада советской музыки», «декадник помощи беспризорным»); названия месяцев, – некоторые из них вышли за пределы языка Великой Французской революции, как, например, thermidore и brumaire из-за ассоциации с определенными политическими событиями – падением Робеспьера и приходом к власти Наполеона (вспомним, что троцкисты называют сталинцев «термидорианцами»); наконец множество слов, указывающих на категорию лиц – последователей того или иного политического деятеля, где проявилась исключительная склонность к синонимике: babeufien, babouvier, babouviste;

Brissotin, brissotier, brissotiste (в русском же, в аналогичных случаях, за каждой лексемой закрепляется определенный суффикс: ленинец, троцкист).

Касаясь словообразований от имен собственных, упомянем, что Феликс Дзержинский называл русских чекистов «якобинцами», проводя этим параллель между последней русской революцией и первой французской. И действительно, между якобинцами и чекистами нашлось много общего, включая и язык. И у одних, и у других оказался общим лексикон: «террор», «трибунал», «комитет», «комиссар» и т. п., хотя все эти слова не являлись порождением революций, а были заимствованы у древнего мира.

В процессе Великой Французской революции происходила борьба между отдельными синонимами, и одни исчезали, а другие утверждались в языке, обладавшем чувством меры, и изгонявшем худшие формы, задерживая лучшие: так из двух равнозначных слов contre-revolutionnel и contre-revolutionnaire победило последнее, как более отвечающее структурной гармонии языка (ср. как в русском языке более ранняя форма «Высовнархоз» была вытеснена равнозначным «ВСНХ»).

Язык предал забвению слова или слишком тяжеловесные по своей конструкции, вроде «canaillarchie», «sanguinocratie», или отображавшие частности революции, незначительные в общем ходе истории: «freroniste», «maurytiste», как правило, слова, обозначавшие последователей мало популярных общественно-политических деятелей.