Литературные герои

Арсеньев

Арсеньев
АРСЕНЬЕВ
АРСЕНЬЕВ - герой романа И.А.Бунина «Жизнь Арсеньева» (первые четыре части - 1927-1929; 5-я часть опубликована в 1939 под названием «Лика»). Алексей Александрович А.- герой автобиографического характера. Все в романе как бы намекает на то, что через его образ Бунин воссоздает этапы своего собственного жизненного пути. Родное село А.
- Каменка - во многом напоминает родину Бунина - хутор Бутырки Елецкого уезда; отец А.- Александр Сергеевич - это воссозданный портрет отца Бунина - Алексея Николаевича. В русской литературе образ А. замыкает целый цикл художественных автобиографий из жизни русского поместного дворянства («Семейная хроника» и «Детские годы Багрова-внука» С.Т.Аксакова, «Детство», «Отрочество», «Юность» Л.Н.Толстого, «Детство Никиты» А.Н.Толстого). К созданию образа А. Бунин подошел задолго до написания самого романа. Фактическими набросками к «Жизни Арсеньева» считают его «Безымянные записки» и «Книгу моей жизни» (1921). Роман «Цикады» (1926), написанный, по определению И.Ильина, в жанре философско-религиозных «мечтаний», тоже является как бы последним подступом к образу А. В 1929 г. Бунин публикует написанный в 1906 г. рассказ «У истока дней» и дает ему подзаголовок: «Из давних набросков «Жизни Арсеньева»«.
В романе А.- герой, проходящий несколько ступеней развития, - от первых шагов маленького ребенка, воспринимающего мир и себя самого лишь на уровне зрительных и звукевых реакций; через отрочество подростка, начинающего ощущать пространство и время, многомерность окружающего его мира, неоднозначность встречающихся в его жизни людей и, наконец, обнаруживающего в себе самом первые признаки самоанализа, внутренней рефлексии; к юности и полувзрослому состоянию, когда начинается самостоятельная (и от родителей, и от дома) жизнь, когда в его душе разыгрывается глубокая драма первой любви с вплетающейся в нее проблемой различения своей самости, эгоизма и истинной свободы своего Я. Неразрешенность этой дилеммы для юного А. приводит любовную драму к трагическому исходу (смерть Лики). Видимо, в истории отношений А. и Лики нашла отражение бунинская «теория любви»: любовь-страсть превращается в любовь-привычку, любовь-привязанность, прибежище от одиночества. Сам Бунин позже писал о созданном им образе: «Я хотел показать жизнь одного человека в узком кругу вокруг него. Человек приходит в мир и ищет в нем место, как и миллионы ему подобных: он работает, страдает, мучается, проливает кровь, борется за свое счастье и в конце концов или добивается своего, или, разбитый, падает на колени перед жизнью. Это все!.. Арсеньев, Дипон, Диран, можете назвать героя как угодно, суть дела от этого нисколько не изменится».
Основная особенность образа А. в том, что он как бы раздваивается на двух Арсеньевых: один - «юный» - живущий, взрослеющий, совершающий ошибки, делающий свои «первичные» умозаключения; другой - «повествователь», - уже с расстояния прожитых лет оценивающий поведение «юного» А., вспоминающий и оценивающий его чувства и мысли, его взаимоотношения с людьми. Некоторые исследователи поэтому сравнивают А. с героем «Поисков утраченного времени» Пруста. Как и у Пруста, А. вспоминает не столько историю своей жизни, сколько историю своих мыслей, своего восприятия; это «воспоминания о воспоминаниях», память о памяти, которая «есть некая совершенно особая духовная сущность, понимаемая художником как суть искусства». Бунин в начале романа приводит цитату из рукописи поморского проповедника XVIII века Ивана Филиппова: «Вещи и дела, аще не написаннии бывают, тмою покрываются и гробу беспамятства предаются, написаннии же яко одушевленнии...» В последнее время сам роман относят к категории феноменологического романа (Ю.Мальцев) - «ego cog-ito cogitata qua cogitata». Тем не менее образ А. остается в русле русской толстовско-достоев-ской психологической традиции. Для него главный вопрос не «как жить», а «в чем смысл жизни», которая есть «ни на единый миг не останавливающееся течение несвязных чувств и мыслей», но которая «еще нечто такое, в чем как будто и заключается некая суть ее, некий смысл и цель, что-то главное, чего уже никак нельзя уловить и выразить...».
Во многом образ А. имеет ностальгический характер: он гордится своим родом - «знатным, хотя и захудалым», тоскует о его былом величии и богатстве. У А.-»повествователя» очень силен мотив тоски по родине: «и вожделенное отечество подаждь ми». А. - не эпический, а лирический герой, его не интересуют «социально-общественные задачи искусства», он отдает предпочтение «вечным темам». Призывы типа «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан!» раздражают А.-человека и А.-писателя. Образ А. у многих исследователей ассоциируется с «Третьей симфонией» Рахманинова (1936): те же элегические видения детства и юности, та же красота и радость отчего дома и родной природы, та же цикута ностальгии, то же душевное смятение, удручающая радость дум о смерти, пронзительное ощущение свершившихся в мире катаклизмов (Н.П.Смирнов). Высказывалось также мнение, что образ А. и весь роман имеют музыкальную структуру, строящуюся на вариациях шести тем: любовь, природа, искусство, душа, Россия и биологическая наследственность.
Если «юный» А. погружен в «быт», который проявляется для него в «стремлении к прекрасному в каждой мелочи» (он даже «упрекает» Марка Аврелия в том, что у того «было пониженное чувство жизни»), то А.-»повествова-тель» практически теряет свою земную телесность, жизнь превращается для него «в вечное ожидание»: то он, подобно Данте, поднимающемуся на гору Чистилища, взбирается ко гробу усопшего великого князя, с которым когда-то встретился в молодости (конец 4-й части), то ему (во сне) является образ давно умершей Лики, и он видит ее «с такой силой любви, радости, с такой телесной и душевной близостью, которой не испытывал ни к кому никогда». Образ А. превращается в воспоминание души героя о своей «земной» жизни в России.
Став по сути первым «феноменологическим» героем русской литературы, образ А., как ни странно, практически не оказал на нее непосредственного влияния. Подобным ему можно считать лишь героя автобиографической прозы В.Набокова «Другие берега» (1954).
Лит.: Волков А. Проза Ив.Бунина. М., 1969; Лин-ков В.Я. Лирика против эпоса
//Линков В.Я. Мир и человек в творчестве Л.Толстого и И.Бунина. М., 1989; Сухих С.И. Память и прошлое: «Жизнь Ар-сеньева» И.Бунина
//Бунин И. Жизнь Арсеньева. Рассказы. Горький, 1986.
А.Л.Цуканов
Литературные герои. — Академик 2009

См. также `Арсеньев` в других словарях
1
.
Константин Иванович (12.X.1789 - 29.XI.1865) - рус. статистик, географ, историк, акад. Петерб. АН (с 1841). Род. в семье сел. священника. В 1819-21 - проф. Петерб. ун-та. В своих лекциях доказывал преимущество свободного труда над крепостным, необходимость свободы промыслов. За критику крепостного права был отстранен от работы в ун-те. В 1828-35 преподавал историю и статистику будущему имп. Александру II. В 1835-53 в мин-ве внутр. дел возглавлял статистич. работы. В 1845 был в числе членов-учредителей Рус. географич. об-ва. Труды А. содержат богатый фактич. материал. Наибольшую ценность, в т. ч. и для историка, представляют работы по статистике: "Начертание статистики Российского гос-ва" (ч. 1-2, 1818-19), "Стат. очерки России" (1848) и др., в к-рых А. стремился перейти от описат. статистики к выявлению причинных связей отд. фактов. "Краткая всеобщая география" (1818) выдержала 20 изд. и служила 30 лет единств. уче...
АРСЕНЬЕВ
АРСЕНЬЕВ
        Николай Сергеевич (1888-1977) - философ, богослов, культуролог, литературовед, унаследовавший идеи ранних славянофилов (И.В. Киреевский, А.С. Хомяков), испытавший влияние С.Н. Трубецкого и С.Н. Булгакова. В 1910 окончил Моск. ун-т, с 1914 приват-доцент кафедры зап.-европ. лит-ры. В 1920 эмигрировал, в 1921-1944 преподавал богословие и рус. лит-ру в...
Николай Сергеевич (1888-1977), рус. правосл. духовный писатель, историк религии и культуры. Род. в Стокгольме, в семье рус. дипломата. В 1910 окончил историко-филологич. фак-т Моск. ун-та. В 1910-12 учился в Германии. С 1915 преподавал в Моск. ун-те историю религии и культуры. С 1920 работал в Кенигсбергском ун-те, где получил степень доктора философии. В 1926-38 вел курс Нового Завета и истории религий в Варшавском ун-те. После 2-й Мировой войны читал лекции в различных зап. учеб. заведениях. С 1948 проф. Св.Владимирской Православной ДС (Нью-Йорк), где преподавал историю рус. культуры. Как активный участник экуменич. движения, А. был приглашен в качестве наблюдателя на II *Ватиканский Собор. Большинство трудов А. посвящено истории мистич. движений в язычестве, ВЗ и христианстве. В своей гл. книге "Жажда подлинного бытия" (Берлин, 1922) он показал путь духовных поисков в дохрист. мире. Говоря о месте Библии в религ. истории, А. пишет: "В религиозном опыте Ветхого Завета есть нечто уник...
Арсеньев
Николай Дмитриевич (1739-96), рус. ген., из древнего дворян. рода, восходящего к Мурзе-Аслану-Челибею, выехавшему из Золотой Орды и принявшему православие. Начал службу в Преображенском полку. А. - сподвижник А.В. Суворова, герой штурма Измаила. Участник войны с Польшей, за храбрость в боях у Слуцка и Брест-Литовска награжден орд. Владимира 2 ст. Команд. войсками гарнизона Вильны (1794). Захвачен в плен вместе с др. офицерами, освобожден отрядом ген. Кнорринга.
Словарь полководцев 2009
АРСЕЕВ АРСЕНИЧЕВ АРСЕНОВ АРСЕНКОВ АРСЕНТЬЕВ АРСЕНЬЕВ АРСЕНОВИЧ АРСЕНЮК АРСЕЕНКОВ АРСЕНИН АРСЕЕНКОВ АРСЕНИН От крестильного имени Арсений или Арсентий (с греч. - \'мужественный\') (Э) Арсенюк, Арсенович - украинские.
Смотреть `Арсеньев` во всех словарях