Краткие содержания произведений

Александр Блок - Двенадцать

Александр Блок - Двенадцать
Александр Блок - Двенадцать
Действие происходит в революционном Петрограде зимой 1917/18 г. Петроград, однако,
выступает и как конкретный город, и как средоточие Вселенной, место космическихкатаклизмов.Первая из двенадцати глав поэмы описывает холодные, заснеженные улицыПетрограда, терзаемого войнами и революциями. Люди пробираются по скользким дорожкам,
рассматривая лозунги, кляня большевиков. На стихийных митингах кто-то — «должнобыть, писатель — вития» — говорит о проданной России. Среди прохожих —«невеселый товарищ поп», буржуй, барыня в каракуле, запуганные старухи. Доносятсяобрывочные крики с каких-то соседних собраний. Темнеет, ветер усиливается.
Состояние — поэта? кого-то из прохожих? — описывается как «злоба»,
«грустная злоба», «черная злоба, святая злоба».Вторая глава: по ночному городуидет отряд из двенадцати человек. Холод сопровождается ощущением полной свободы; люди готовына все, чтобы защитить мир новый от старого — «пальнем-ка пулей в СвятуюРусь — в кондовую, в избяную, в толстозадую». По дороге бойцы обсуждают своегоприятеля — Ваньку, сошедшегося с «богатой» девкой Катькой, ругают его«буржуем»: вместо того чтобы защищать революцию, Ванька проводит времяв кабаках.Глава третья — лихая песня, исполняемая, очевидно, отрядом из двенадцати.
Песня о том, как после войны, в рваных пальтишках и с австрийскими ружьями,
«ребята» служат в Красной гвардии. Последний куплет песни — обещание мировогопожара, в котором сгинут все «буржуи». Благословение на пожар испрашивается, однако,
у Бога.Четвертая глава описывает того самого Ваньку: с Катькой на лихаче они несутсяпо Петрограду. Красивый солдат обнимает свою подругу, что-то говоритей; та, довольная, весело смеется.Следующая глава — слова Ваньки, обращенныек Катьке. Он напоминает ей ее прошлое — проститутки, перешедшей от офицерови юнкеров к солдатам. Разгульная жизнь Катьки отразилась на ее красивом теле —шрамами и царапинами от ножевых ударов покинутых любовников. В довольно грубыхвыражениях («Аль, не вспомнила, холера?») солдат напоминает гулящей барышне об убийствекакого-то офицера, к которому та явно имела отношение. Теперь солдат требуетсвоего — «попляши!», «поблуди!», «спать с собою положи!»,
«согреши!»Шестая глава: лихач, везущий любовников, сталкивается с отрядом двенадцати.
Вооруженные люди нападают на сани, стреляют по сидящим там, грозя Ваньке расправойза присвоение «чужой девочки». Лихач извозчик, однако, вывозит Ваньку из-подвыстрелов; Катька с простреленной головой остается лежать на снегу.Отрядиз двенадцати человек идет дальше, столь же бодро, как перед стычкой с извозчиком,
«революцьонным шагом». Лишь убийца — Петруха — грустит по Катьке, бывшейкогда-то его любовницей. Товарищи осуждают его — «не такое нынче время, чтобынянчиться с тобой». Петруха, действительно повеселевший, готов идти дальше. Настроениев отряде самое боевое: «Запирайте етажи, нынче будут грабежи. Отмыкайте погреба —гуляет нынче голытьба!»Восьмая глава — путаные мысли Петрухи, сильно печалящегосяо застреленной подруге; он молится за упокоение души ее; тоску свою он собираетсяразогнать новыми убийствами — «ты лети, буржуй, воробышком! Выпью кровушкуза зазнобушку, за чернобровушку…».Глава девятая — романс, посвященный гибелистарого мира. Вместо городового на перекрестке стоит мерзнущий буржуй, за ним — оченьхорошо сочетающийся с этой сгорбленной фигурой — паршивый пес.Двенадцать идутдальше — сквозь вьюжную ночь. Петька поминает Господа, удивляясь силе пурги. Товарищи пеняютему за бессознательность, напоминают, что Петька уже замаран Катькиной кровью, — этозначит, что от Бога помощи не будет.Так, «без имени святого», двенадцать человек подкрасным флагом твердо идут дальше, готовые в любой момент ответить врагу на удар.
Их шествие становится вечным — «и вьюга пылит им в очи дни и ночинапролет…».Глава двенадцатая, последняя. За отрядом увязывается шелудивыйпес — старый мир. Бойцы грозят ему штыками, пытаясь отогнать от себя. Впереди, во тьме,
они видят кого-то; пытаясь разобраться, люди начинают стрелять. Фигура тем не менеене исчезает, она упрямо идет впереди. «Так идут державным шагом — позади —голодный пес, впереди — с кровавым флагом […] Исус Христос».
См. также:
Ричард Б Шеридан - Дуэнья, Джон Апдайк - Кентавр, Другой Автор - Повесть Временных Лет, Трифонов Юв - Старик, Виктор Астафьев - Прокляты И Убиты, Михаил Булгаков - Роковые Яйца